Мой пушистый спаситель

24 марта 2010 | Автор: admin | Теги:

Здравствуйте. Мой рассказ посвящен моему детству и моему любимцу коту Васятке, который спас меня от смерти.

Попал к нам Вася-Васятка (как мы его ласково называли) случайно. Однажды отец шел из школы и неподалеку от нашего дома услышал жалобный писк. Отец пошел на звук и видит: си­дит малюсенький котенок, эта­кий пушистый комочек, и горько плачет. Отец нагнулся и говорит: «Где же твоя мама? Ты, навер­ное, потерялся, дружище». При этих словах котенок быстрень­ко подбежал к отцу, сел ему на сапоги, задрал мордочку и за­мяукал, словно говоря: «Возьми меня, я хороший». Отец не усто­ял и, хотя у нас уже была взрос­лая кошка Машка, принес нам с улицы гостинец — живую игрушку. Мы тогда очень обрадовались, нам сразу понравился этот пуши­стый, мяконький, черно-серый ко­мочек. Мы назвали его Васяткой, накормили, искупали и положили спать в ящик из-под обуви. Пона­чалу мы боялись, как встретит его кошка Машка, вдруг будет оби­жать, но Машке, слава Богу, он тоже понравился.

Такой он оказался весельчак, шустрик и умница, наш Васятка! Вся наша семья его обожала. По утрам он служил нам вме­сто будильника — забирался на кровать и кричал нам в самое лицо свое «мяу-мяу» (то есть «подъем-подъем»). Ну, как тут ослушаться! А какие у него были умные карие глаза! Мы, дети, считали его своим другом: и сказ­ки ему рассказывали, и стихи, и домашнее задание вместе с ним учили.

И всегда нам каза­лось, что наш котик все понимает. Мог он с нами и пошалить, и поиграть: прыгал, кувыркался, выделывал перед нами разные акробати­ческие номера. А потом, когда все успокаивались, он прыгал к нам на руки и начинал мурлыкать ве­селую песенку. В общем, песня про черного кота, который «жил да был за углом, и его ненавидел весь дом», была точно не про на­шего Васятку! Он настолько при­шелся ко двору, что вскоре стал нашим самым незаменимым и не­обходимым членом семьи.

Однажды зимой, за неделю до Нового года, я сильно про­стыла и заболела: сразу и грипп, и ангина. А как раз после Нового года должен был быть мой день рождения! Мне дали антибиоти­ков, напоили чаем с малиной и положили спать на печь: как сле­дует прогреться. А в тот же ве­чер мама замесила в большой кастрюле тесто и поставила его на край печки, чтобы оно скорее подошло. Утром она собиралась печь хлеб и пироги.

Глубокой ночью всю семью разбудил истошный крик наше­го Васятки — жуткое призывное «мяу-мяу»! Кот вскочил на по­стель и начал стаскивать с ро­дителей одеяло. Сначала отец решил, что Васятка просится на улицу, но тот и не думал выбегать в открытую дверь, а побежал к печке. От кошачьего крика проснулась мама и увидела, что Васятка весь перепачкан в те­сте. «Боже мой, — закричала она. — Так ведь на печке спит наша Та­нюшка!» Они с отцом бросились к печке, сдвинули занавеску — а там тесто вовсю вылезло через край кастрюли и залепило мне все лицо!

Отец так и ахнул. Меня ста­щили с печки, положили на кро­вать, стали убирать с моего лица тесто. Влез туда и Васятка — тоже пытался очистить меня лапками и мордочкой. Тесто с моего лица сняли, но я уже вся посинела и не дышала. Мать с сестрами уже стали плакать, но отец не рас­терялся: промыл мне лицо под умывальником и начал делать искусственное дыхание, и толь­ко после этого я открыла глаза и вздохнула.

«Вот наша Таня и второй раз на свет родилась»! — сказал отец. Как он потом журил маму за это тесто – страшно вспомнить! А я не могла как следует отдышаться. Уж сколько времени прошло, а я до сих пор помню это страшное ощущение удушья: словно кто-то липкими щупальцами закры­вает мне глаза, нос, рот, уши…

Смешно сказать — под Новый год, за несколько дней до дня рожде­ния, чуть не захлебнулась обык­новенным тестом!

Уже потом, когда первый испуг прошел, мы всей семьей от души смеялись — ведь мы все были бе­лые, в тесте, с макушки до пят, а весь наш дом был в новогодних узорах — белых отпечатках коша­чьих лапок! И Васятка весь, с ног до головы, тоже в тесте, словно Дед Мороз — и я ему под стать, настоящая Снегурочка!

С тех пор я очень сдружи­лась с котиком Васяткой — ста­ралась угостить его чем-нибудь вкусненьким, гладила с любо­вью, а он смотрел на меня своими умными карими глазами и мур­лыкал. С тех пор в нашей семье в Новый год первый тост всегда был за Васятку-спасителя, кото­рый дал мне второй раз родить­ся на свет. Но даже после этого Васятка никогда не задирал нос — по-прежнему ловил мышей, бу­дил нас по утрам, пел нам свои замечательные песенки и лечил своим теплом.

Татьяна СЕМЕНОВА.

Минская обл.

Отправить комментарий

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.