Жертва Черного Вуду

20 ноября 2009 | Автор: admin | Теги:

Здравствуйте, дорогая редак­ция. Мне частенько доводилось слышать поговорку: «Любопыт­ство сгубило кошку», но я никог­да по-настоящему не понимал, что это значит. Недавно мне представилась возможность ис­пытать эту поговорку на соб­ственной шкуре — и лишь чудо из­бавило меня от судьбы кошки.

Все началось с того, что я по­знакомился с симпатичной негри­тяночкой. Я не большой люби­тель экзотических девушек, но эта меня заинтриговала. Звали ее Беатриса, приехала она из какой-то банановой страны в Африке И учиться в России. Беа – так она предпочитала себя называть — была девушкой необычной: В увлекалась мотоциклами, любила бокс, а однажды по секрету шепну­ла мне, что занимается ма­гией Вуду.

Я и без того был весь­ма неравнодушен к экст­равагантной Беа, а после такого заявления совсем потерял голову. Ш
Чернокожая девчонка, да еще и жрица Вуду! Такой девушки у меня еще не было. Увидев мой интерес, Беа пред­ложила мне пойти вместе с ней на один из ритуалов. Я, конечно же, согласился — как я мог упустить такой шанс.

Ожидание растянулось на не­сколько бесконечных месяцев. Мне уже начало казаться, что Беа забыла про свое обещание. Но как-то вечером внезапно раз­дался звонок. Это была Беа. «Выходи, я жду тебя. У тебя две минуты», — быстро сказала она и повесила трубку. Я схватил кур­тку и пулей вылетел на улицу.

У подъезда стояла машина. Высунувшаяся из окна Беа мах­нула мне рукой, и я сел рядом с ней на заднее сиденье. За рулем был незнакомый мне чернокожий парень, который по-русски не го­ворил. Всю дорогу Беа расска­зывала мне про предстоящую це­ремонию, периодически подзужи­вая: «А ведь мы там жертвы при­носим. Не боишься?». При этих словах лицо ее озаряла широкая улыбка, и почему-то такая же улыбка появлялась на лице не по­нимающего ни слова водителя…

Мы подъехали к старому деревянному дому, давным-давно годящемуся на слом. Мы с Беа вышли из машины и вошли внутрь. В единственной комнате уже толпился народ — все как один чернокожие. Я стоял по­среди комнаты, словно чайка, попавшая в воронью стаю. Беа велела мне стоять у стены и на­чала церемонию.

Не хочу описывать, что они там вытворяли. Скажу только, что он нескольких обрядов меня едва не стошнило, а от других я весь залился краской, хотя никогда не обвинил бы себя в излишней стыдливости. Наконец настал момент принесения жертвы. Я закрутил головой в поисках петуха, которого Беа должна была обезглавить, и только сейчас заметил, что стою в плот­ин ном черном кольце. На мгновение оно расступилось, и ко мне подошла Беа с ритуальным ножом. Я попытался улыбнуться, превратить все происходящее в шутку, но лицо Беа было серьезным. На плечи мне легли чьи-то руки, и только сейчас я, идиот, стал понимать, кому в сегодняшней церемонии уготована роль петушка…

Не знаю, как мне это удалось, но я вырвался из крепко держа­щих меня рук и бросился сквозь толпу сломя голову. Меня хва­тали за куртку, так что в резуль­тате я выбежал на улицу в одной футболке. Беа пару раз все-таки успела чиркнуть меня ножом, так что на груди у меня красовались два живописных пореза. Из пос­ледних сил я добрался до трас­сы и поймал машину.

После этой истории я боль­ше никогда не видел Беа. Ее слов­но ластиком стерли: она исчезла из общежития, не приходила на учебу. Через некоторое время я отважился и приехал посмотреть на тот дом, который едва не стал моей могилой. На месте дома красовалась глубокая яма, вок­руг которой вовсю сновали ра­бочие и экскаваторы. Наверное, в конце концов я бы даже пове­рил, что и Беа, и церемония Вуду мне приснились, если бы не два шрама, пересекающие грудь крест-накрест.

А. СЕЛИВАНОВ

Отправить комментарий

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.