Похороненный не по правилам

20 ноября 2009 | Автор: admin | Теги:

Замуж я вышла за красивого, высокого парня и переехала к нему, где и сейчас живу с сыном. Семь лет прожили с мужем хоро­шо, но затем пришла беда: он пе­ренес инфаркт, начались боль­ницы… А спустя пять лет он од­нажды лег спать и не проснулся…

Я никогда никого не хорони­ла, поэтому не знала, что по обы­чаю нужно класть в гроб мелочь и тапочки. Вот тут и началось: где-то через месяц после похо­рон стали происходить странные и страшные события.

Во дворе у нас злая собака на цепи, и никто чужой не зайдет, да и ворота с калиткой запираются. Как-то часа в два ночи слышу шаги во дворе, сильный такой топот, а собака молчит. Лежу и думаю: неужели воры отравили мою собаку и идут грабить? А шаги такие тяжелые, «прошли» через двор и приблизились к входной двери, «постояли» и уда­лились, затем опять пересекли двор и приблизились к окну.

Я лежу ни жива ни мертва, только про себя молитвы читаю. После похорон я их много выу­чила. Перед сном обычно подхо­жу к каждому окну, двери, зак­рываю все форточки, крещу их и произношу: «Крест ко мне, вра­ги от меня, небесная пыль затми глаза». Читаю три раза, соеди­няя мизинец с большим пальцем и разделяя их, как бы стряхивая
что-то. А в ту ночь окно в одной комнате не пе­рекрестила.

Так вот, шаги около этого окна замерли, а затем в проеме двери спальни показался мой муж, но ка­кой-то расплывчатый и воздушный. Остановился в дверях, через порог не переступает, видимо, молитва ме­шает пройти. Стоит и говорит: «При­неси мне мелочь и тапочки». И так несколько раз. Постоял-постоял, потом ушел в свою комнату и исчез.

Я пролежала до пяти утра с от­крытыми глазами и не шелохнувшись, а в 5.20 уже стучалась к од­ной старушке на соседней улице. Все ей рассказала, и она посоветовала срочно отнести мелочь и тапоч­ки на могилу мужа и закопать около креста, то есть в ногах у покойника. Мол, не может он успокоиться, по­тому что мелочь нужна ему в каче­стве выкупа переходить там реку, а тапочки — чтобы мягче ходить: ведь я его похоронила в новых туфлях.

Вот мы с подругой и отправились на кладбище, была метель со сне­гом и сильным ветром. Стоял фев­раль 1994 года. Пришли на кладби­ще — всё в снегу, одни кресты торчат и памятники. Добрались до своей могилки, закопали мелочь, тапочки, положили цветы и сели помянуть мужа. Подруга выпила рюмочку, а я не могу: только руку с рюмкой ко рту поднесу, она дергается, а меня ка­кая-то сила разворачивает на 90°.

Так повторилось несколько раз. Затем я говорю, что что-то не так, поднимаюсь и иду в ту сторо­ну, куда меня тянет. Подхожу к со­седней могилке, расчищаю на кресте номер… оказывается, что это могила моего мужа, а вовсе не та, у которой мы приселили.

Я вернулась, разрыла снег, землю, забрала монеты, но не все — оставила немного и на той могил­ке, взяла тапочки. Опять же все по­правила и пошла на свою. Сдела­ла все, как сказала старушка: схо­дила в церковь, раздавала конфе­ты, пряники, и все с молитвой за упокой души моего мужа. После этого он больше не приходил.

Елена НИКИФОРОВА,

Н.Новгород.

Отправить комментарий

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.